Телефон поддержки:
+7 (499) 113-11-69
Email поддержки:
info@mirgusley.com

Гусли в археологии

Гусли в археологии

Археология. С помощью неё становится понятно, каков был раньше быт, какие вещи использовались, какие события происходили в какое время. И, разумеется, археология очень сильно дополнила наши знания о гуслях, хотя основную информацию о них наше поколение всё же получило по старинке – «Из уст в уста».

Деревянные вещи всегда ценятся в археологии. Во-первых, сохранившееся дерево – это огромная удача и редкость, а во-вторых, иногда по деревянной вещи можно определить с точностью до года, когда она была создана. Удивлены?

Метод, с помощью которого можно узнать иногда точную дату создания деревянного предмета, называется дендрохронологический анализ, и он работает тогда, когда на вещи видны годовые кольца. Обычно для этой цели используют брёвна, из которых раньше строили дома. Но бывает и так, что датируют любую деревянную вещь. Это делается так.

Находят самое старое дерево в округе и берут образец годовых колец (бурят дерево и достают тонкую палочку. Если соблюдать несколько простых правил, то для дерева это совершенно безвредно). А после просто сравнивают годовые кольца на вещи с аналогичными кольцами на дереве. Дело в том, что годовые кольца могут сказать нам очень о многом. Белое кольцо на срезе дерева – это «летнее» кольцо. Оно шире и светлее, потому что дереву летом хорошо – много света, воды. А тёмное кольцо – это зимнее. Оно совсем тонкое, потому что зимой дерево почти не растёт, тратя все ресурсы просто на то, чтобы существовать. Но часто бывают исключения. Несильный пожар в лесу – и одно кольцо на дереве чёрное. Холодное лето – и на дереве одна из «летних» полос более тонкая и тёмная. Сравнивая такие отклонения от нормы, учёные и понимают, в каком году (в лучшем случае), или после каких годов (в худшем) была создана вещь. Только вообразите себе – один единственный деревянный предмет может сказать нам о том, что в годы его создания, например, был неурожай из-за холодного лета. Не чудо ли!?

Но, к сожалению, есть и большой минус в деревянных вещах. Не со стороны истории, а со стороны работы самих археологов.

А сложность деревянных вещей на раскопках – это их хрупкость и (периодически) – иллюзия ненужности. Сложно? Расскажу подробнее.

Был у нас случай на раскопках. Мы копали третий день в полужидкой грязи, находя только кремешки и иногда рыбьи косточки. (Да, даже рыбье рёбрышко может быть очень важно для анализа раскопа!). Как вдруг услышали, как орёт наш начальник. Оказалось, что неопытный паренёк наткнулся на ветку (по его мнению), вытащил её и положил рядом с собой. Это оказался фрагмент весла. Он практически не был повреждён, но на раскопе строго запрещено доставать ценную находку. Её надо расчистить и очень точно отметить на плане раскопа. Расположение, глубину…

Да, некомпетентные специалисты – страшная вещь. Самая древняя берестяная грамота Великого Новгорода так и представлена на экспозиции – разрубленная пополам лопатой.

Но мы отвлеклись на дерево, забыв о самом главном. Гусли.

Говоря о гуслях в археологии, невозможно не вспомнить одного прекрасного человека. Человек этот – Владимир Иванович Поветкин.

Владимир Иванович посвятил большую часть своей жизни древним музыкальным инструментам. Их реставрации, восстановлению. И, разумеется, в его жизни было очень, очень много гуслей.

Например, уникальные по звучанию лирообразные гусли Поветкин реконструировал по обломку с надписью: «Словиша», сделав это по своей, авторской методике. Так же он занимался реставрацией берестяных грамот, участвовал в восстановлении самой древней в славянском мире книги — Новгородской псалтыри шестого века.

В 1990 году в Великом Новгороде он создал Центр Музыкальных Древностей, работающий и сейчас. Одной из основных задач Центра была популяризация древнего музыкального искусства.

Владимир Иванович внёс огромный вклад в восстановление самых разных, но таких дорогих нашему сердцу вещей. Поэтому его имя неразрывно связано с нашей сегодняшней статьёй.

 

Все мы знаем, как выглядят гусли сейчас. Разные формы, с росписью и без, самые простые и с резным орнаментом. У кого-то даже есть гусли дома.

А задумывались ли вы, чем ваши гусли отличаются от тех, что создавали в древности?

Первое отличие – это струны. Сейчас чаще всего используют металлические струны. Они звучат громко, звонко, ярко, задорно. Но раньше-то такого точно не могло быть. Использовались кишечные (или льняные, или жильные) струны. Звук получался гораздо глуше, но был очень приятным. В некоторых музеях (например, в том же музее Поветкина), есть реконструкция таких гуслей. И поверьте, разница есть, и довольно большая. Звучат кишечные струны очень самобытно. Кажется, что окунаешься в то время, когда ходили по миру босоногие гусляры, и даже чувствуешь, что щекочет шею воротник льняной, вышитой рубахи. Но были и уникальные находки! Например, фрагменты проволоки с примесью золота. Не зря, видать, гусли раньше называли «солнышком» и «звончатыми».

Второе и очень важное отличие – это форма гуслей. Раньше умельцы могли смастерить гусли, используя только топор. (такие люди есть и сейчас, но их можно пересчитать по пальцам). И поэтому корпус музыкального инструмента часто был закруглён сильнее, чем у изделий современных мастеров.

И третье отличие – колки. Сейчас они тоже металлические, а раньше были деревянными, что тоже делало звук глуше и самобытнее.

А в завершение моего рассказа я расскажу подробнее об удивительных гуслях «Словиша», восстановленных Владимиром Ивановичем Поветкиным.

Когда в руках у мастера оказался фрагмент гуслей шестого века из древесины хвойной породы, он пришёл в полное замешательство. Не было резонаторного отверстия, зато был срезанный пониже бортик, верхняя дека из дуба (а не из клёна, как обычно), всего лишь пять струн.

И только после множества проб и ошибок, делая схожие по форме еловые заготовки, он понял, что срезанный пониже бортик – это следствие того, что гусли вырезались по сырому дереву, которое после высыхания слегка повело.

Что насчёт дубовой деки?

Поветкин сделал три образца гуслей из ели, и на каждый поставил деку из разного дерева и разной толщины. И пришёл к выводу, что древним мастерам приходилось благодаря изменениям в толщине деки и разным сортам дерева менять тембр звука. Дубовая дека звучала лучше всего, и это доказало, что ничего раньше не было случайным в работе мастеров.

Так же путём долгих изучений и сравнений, он пришёл к выводу, что, возможно, резонаторные отверстия появились вначале как украшения (один из вариантов), а до этого на гуслях его просто-напросто не было.

«Словиша» - «Соловушка». Учёные предполагают, что это – имя древнего мастера, создавшего гусли.

Очень много сил и времени потратил Владимир Иванович на эти гусли, но теперь эта загадка разгадана, и ещё много лет люди будут со светом и гордостью вспоминать такого человека, как Владимир Иванович Поветкин.

А я заканчиваю свой рассказ. Мы поговорили о различии древних и современных гуслей, о дендрохронологии, о Владимире Ивановиче Поветкине и удивительных гуслях «Словиша».

Работая над этой статьёй, я в очередной раз поняла, какой же это многогранный и интересный инструмент – гусли. Они кажутся простыми, но сколько же в них интересного, сколько неразгаданного и по сей деь!

Играйте, изучайте, читайте и слушайте. Мы с вами!

Автор текста: Юлия Боровская

 

Статус участника клуба: неактивен